Четыре года назад, в июле 2010 г., был образован Таможенный союз, в который вошли Россия, Белоруссия и Казахстан. Какие преимущества и новые возможности дает он российскому ИТ-бизнесу? Насколько широко наши ИТ-компании уже пользуются ими и насколько активно намерены в ближайшие годы развивать свой бизнес в странах Таможенного союза?

По проторенному пути

Идея формирования общего (в той или иной степени) экономического пространства с целью снижения барьеров для взаимной торговли (отмена таможенных пошлин, упрощение налогообложения и др.) не новая и, можно сказать, глобальная. В мире существуют уже несколько подобных региональных организаций, объединяющих десятки стран. Ближайший к нам и чаще всего упоминаемый пример — Европейский союз, где на базе стандартизированной системы законов, действующих во всех странах союза, создан общий рынок, гарантирующий свободное движение людей, товаров, капитала и услуг.

По мнению экспертов, Таможенный союз Белоруссии, Казахстана и России задумывался и создавался в значительной степени по подобию Европейского союза, власти этих стран ориентировались на решения и методы регулирования, существующие в ЕС.

Конечно, Таможенный союз пока делает лишь первые шаги по пути, пройденному ЕС, но он уже принес, по крайней мере на законодательном уровне, ряд положительных для развития бизнеса в этих странах изменений. Прежде всего это выравнивание таможенных сборов в торговле с третьими странами и отмена внутренних пошлин.

«Главное преимущество, — говорит Валерий Шандалов, президент Группы Optima, — это возможность существовать внутри единого рыночного пространства. Нет таможенных границ, можно завозить оборудование непосредственно из России. Крупные российские игроки могут предлагать услуги и оборудование по конкурентоспособным ценам — обороты позволяют. Открыть свое представительство в странах Таможенного союза — все равно, что сделать это в другом городе России. Другое дело, что для этого надо хорошо знать местный рынок и быть уверенным, что рынок проявит интерес к услугам и решениям компании».

«Разумеется, главное преимущество Таможенного союза — увеличение потенциального рынка сбыта. Компаниям Казахстана и Белоруссии приход российского ИТ-бизнеса тоже приносит важные преимущества: инвестиции в экономику страны, создание рабочих мест, привнесение опыта и компетенций российских ИТ-специалистов, способствующих развитию технологического потенциала этих стран», — считает Роман Клевцов, генеральный директор компании Optimism.ru.

А вот мнение Евгения Гудкова, руководителя отдела дилерских продаж компании Ricoh Rus: «Для компании Ricoh, например, стало возможным масштабирование используемой модели дистрибуции на общую таможенную территорию без необходимости открывать представительства в каждом государстве. Централизация таможенно-логистических, маркетинговых и финансовых функций обеспечивает оптимальный баланс между скоростью реакции на запросы рынков стран Таможенного союза, управляемостью логистической цепочки и стоимостью бэк-офисных операций».

Единая система таможенного регулирования положительно сказалась и на заказчиках Ricoh, считает он, поскольку теперь нет необходимости нести затраты по дополнительной сертификации продукции, таможенно-брокерскому сопровождению, можно существенно сэкономить на взимаемых пошлинах, налогах и сборах, что делает технику более привлекательной для конечного пользователя с точки зрения цены и возврата инвестиций, кроме того, благодаря отмене таможенного контроля на внутренних границах Таможенного союза сократились и сроки поставки.

С 2012 г. вступили в силу также соглашения между Россией, Белоруссией и Казахстаном, которые регулируют правовой статус трудящихся-мигрантов и членов их семей и в целом отвечают интересам бизнеса, облегчая перемещение рабочей силы, например ИТ-специалистов, на территории Таможенного союза.

В 2014 г. добавились соглашения в области госзакупок, дающие право казахстанским, российским и белорусским компаниям участвовать в государственных тендерах стран — участниц Таможенного союза. Это хороший драйвер для развития ИТ-бизнеса, поскольку в этих странах госсектор является крупнейшим потребителем продуктов и услуг в сфере ИТ, и теперь российские компании получают более широкие возможности для работы в Казахстане и Белоруссии.

Разумеется, практическая польза Таможенного союза не для всех участников рынка одинакова.

Например, для компании R-Style Softlab, по словам ее генерального директора Андрея Галковского, с созданием в 2010 г. Таможенного союза ничего кардинально не изменилось, поскольку он в первую очередь регулирует рынок товаров и услуг народного потребления, его влияние в меньшей степени затрагивает ИТ-сектор.

Сходства и отличия

О сходствах, различиях и специфике рынков разных стран можно говорить долго, поэтому отметим лишь некоторые наиболее важные моменты.

Начнем с основных различий между ИТ-рынками России и ее партнеров по Таможенному союзу.

Первое — это, разумеется, объемы. Второе — степень зрелости.

Рынки всех трех стран принято считать развивающимися. Но все-таки российский ИТ-рынок, безусловно, среди них «самый развивающийся», иначе говоря, значительно более развитый, и, по крайней мере в некоторых сегментах, приближается к зрелому. И Беларусь, и Казахстан пока существенно отстают.

«В нашем сегменте мы наблюдаем первые признаки его (ИТ-рынка России. — А. П.) перехода в стадию зрелости. Об этом говорит смещение интереса заказчиков от покупки „коробок“ к комплексным услугам управления печатью. В других странах — участницах Таможенного союза спрос пока более консервативный», — говорит Евгений Гудков.

Еще одно важное отличие — доля местных компаний на ИТ-рынках Беларуси и Казахстана крайне мала и состоит в добавленной стоимости по перепродаже, дистрибуции зарубежных товаров и ИТ-услуг в области интеграции.

Рынки этих стран — скорее потребительские; в том смысле, что местных компаний — производителей ПО и тем более оборудования значительно меньше, чем в России, и эти рынки состоят из потребителей иностранных продуктов, услуг и решений, отмечает Валерий Шандалов.

С точки зрения структуры ИТ-рынка все три страны схожи. Основным потребителем и заказчиком является государство, причем у соседей по Таможенному союзу его доля на ИТ-рынке, скорее всего (достоверными данными мы не располагаем. — А. П.), еще выше, чем в России. Сопоставимы с российским и соотношения затрат на ИТ по отраслям — лидируют государственный сектор, финансовый, телекоммуникационный и ТЭК (в Казахстане).

Для всех стран Таможенного союза характерна сильная зависимость их экономики от политической ситуации, что создает определенные риски и может усложнить сотрудничество.

Во всех трех странах государство оказывает определенную поддержку инновационному развитию, особенно в сфере ИТ, причем первые практические шаги были предприняты примерно в одно и то же время. Так, в Беларуси еще в 2005 г. президентом Лукашенко был подписан декрет «О Парке высоких технологий», согласно которому компании — резиденты парка освобождаются от налогов и обязательных платежей в бюджет страны.

В Казахстане на базе организованного еще в 2006 г. Парка информационных технологий «Алатау» сейчас создается специальная экономическая зона «Парк инновационных технологий» также со значительными привилегиями для резидентов.

В России, как известно, с 2007 г. реализуется программа создания технопарков, а на законодательном уровне действует ряд льгот — для определенных категорий ИТ-компаний.

Таможенный союз

Таможенный союз Беларуси, Казахстана и России — форма торгово-экономической интеграции этих стран, предусматривающая единую таможенную территорию, в пределах которой во взаимной торговле товарами не применяются таможенные пошлины и ограничения экономического характера, за исключением специальных защитных, антидемпинговых и компенсационных мер. При торговле с третьими странами участники Таможенного союза применяют единые таможенные тарифы и другие меры регулирования.

Таможенный союз начал действовать в июле 2010 г. с вступлением в силу на всей его территории единого Таможенного кодекса.

Таможенный союз считается одной из крупнейших в мире интеграционных структур: население 170 млн. человек, суммарный ВВП — 2,7 трлн. долл. (в том числе Россия 2,1 трлн. долл.). За последние три года общий взаимный товарооборот трех стран вырос почти в три раза и достиг 66 млрд. долл., доля сырьевых ресурсов во взаимной торговле снизилась с 40 до 33%.

Возможно, еще в текущем году в состав Таможенного союза войдут также Армения и Киргизия (обе страны подали заявки на вступление в 2013 г.). Интерес к вступлению в Таможенный союз проявляют и некоторые другие страны, в частности Сирия, Таджикистан, Турция.

С 1 января 2015 г. Таможенный союз превратится в Евразийский экономический союз (ЕАЭС), договор о его создании в мае 2014 г. подписали президенты России, Беларуси и Казахстана. Новое интеграционное объединение создается для укрепления экономик стран-участниц, их «сближения друг с другом», модернизации и повышения конкурентоспособности стран на мировом рынке.

А в жизни...

По мнению ряда наших респондентов, в настоящее время Таможенный союз — это в большей степени декларация правильных намерений, реализация которых отстает. А надо бы идти дальше и более решительно.

Пока же ИТ-компании, ведущие бизнес в других странах Таможенного союза, по-прежнему сталкиваются с многими трудностями юридического и бюрократического характера.

Одной из основных проблем, мешающих участникам рынка, остается сложная и длительная процедура возмещения НДС. Чтобы российский дистрибьютор мог вернуть налог, заплаченный на таможне при экспорте в Казахстан или Беларусь, его партнеры в этих странах должны обратиться в налоговую инспекцию и представить документы в Россию. На что обычно уходит 3–5 месяцев. На весь этот период замораживаются денежные средства, к тому же существуют определенные риски, например, что новый и незнакомый партнер не выполнит все необходимые действия в налоговой инспекции.

Необходимо переходить к упрощенным системам документооборота и взаимозачета НДС. Так давно работают в ЕС: чтобы вернуть НДС, достаточно документа о том, что товар доставлен.

«Сейчас можно говорить о том, что мы в „Марвел-Дистрибуции“ значимых преимуществ от того, что Россия находится в Таможенном союзе, не имеем: пока практически все поставки в эти государства идут не из России, а из страны-импортера. Когда мы придем к тому, что между нашими странами будет отменен сложный порядок возмещения НДС, тогда можно будет говорить об успешности этой идеи», — утверждает Николай Гукасьян, директор по международному бизнесу компании «Марвел-Дистрибуция».

Для компании «Утилекс», по словам директора по маркетингу и сбыту Валентина Фосса, из всех положительных новаций, которые привнесло создание Таможенного союза, самым важным и мотивирующим фактором было бы выстраивание простых, четких и стабильных правил экспорта ее продукции, в частности по НДС. «Формально все эти правила есть, — говорит он, — ими может воспользоваться любая компания, но большое количество агентов-посредников, предлагающих содействие в экспорте, свидетельствует об обратном».

Евгений Гудков, говоря о негативных факторах, которые замедляют наметившийся рост бизнеса Ricoh в соседних странах, в качестве основных проблем называет, в частности, отсутствие единой унифицированной валюты расчетов, разницу налоговых режимов и «серый» импорт.

«Наше мнение такое — пока ситуация хуже, потому что правила (по экспорту и возмещению НДС. — А. П.) стали еще непонятнее. Изучали данный вопрос совместно с логистами, бухгалтерией, юристами. Может, мы не очень понятливые, но такое ощущение, что в текущих правилах сам черт не одну ногу сломит, а полностью весь опорно-двигательный аппарат», — говорит один из наших респондентов.

Совсем недавно, этим летом, ухудшились условия возмещения НДС за импортируемые товары в Беларуси. Возврат, поясняет Николай Гукасьян, теперь происходит не раньше чем через 90 дней после его выплаты в бюджет, так что сегодня уже не получится вернуть свои денежные средства в течение одного налогового периода, значит, нужно вкладывать сумму налога в квартальный оборот.

Что касается свободного перемещения рабочей силы, то, как отмечает Инна Паламарчук, ведущий юрист группы компаний CUSTIS, требуются конкретные решения по реализации этого благого принципа, касающиеся порядка признания квалификации, социального и пенсионного обеспечения в России приезжих, в частности ИТ-специалистов из других стран Таможенного союза. Российские ИТ-кадры, возможно, также захотят попробовать свои силы в этих странах, например начать там свое дело, но до сих пор нет четкого понимания, как будет работать пенсионная система для граждан, трудоустроенных в другой стране. Пока эти вопросы остаются решенными лишь на декларативном уровне.

Тем не менее практически все наши собеседники считают: вести бизнес в Казахстане и в Беларуси, безусловно, проще, чем в других странах СНГ.

«Нам жаловаться не на что и есть с чем сравнить, — говорит Михаил Прибочий, генеральный директор компании „Аксофт“. — В ряде других стран СНГ в большей степени сталкиваешься со всеми вышеперечисленными сложностями. Кроме того, возникают проблемы с переводом денег, двойным налогообложением и сверхсложной процедурой получения визы для въезда. В этом отношении Казахстан и Беларусь представляются спокойнейшей гаванью».

Как российские ИТ-компании работают у соседей

«Аксофт»: Компания представлена во всех странах СНГ, в том числе в Казахстане и Беларуси. Первые офисы в этих странах были открыты еще в 2006 г. В настоящее время партнерская база «Аксофт» в этих странах насчитывает более 1500 компаний. «Аксофт» имеет одно представительство в Беларуси и четыре офиса в Казахстане. Несмотря на то что темпы прироста партнерской базы несколько снизились, динамика роста бизнеса, считают в компании, неплохая.

«Марвел-Дистрибуция»: В Казахстане компания работает уже более 12 лет. В 2007 г. было открыто постоянное представительство. Сегодня, как сообщает компания, она является на местном ИТ-рынке дистрибьютором № 1 продукции Acer, Cisco и офисной техники Canon, эксклюзивным дистрибьютором HTC, одним из лидеров в дистрибуции HP, а общая рыночная доля компании позволяет говорить о «Марвел-Дистрибуции» как о лидере ИТ-дистрибуции в Казахстане. В 2013 г. продажи в Казахстане выросли на 50% при росте ИТ-рынка в целом на уровне 10–12%.

Представительство в Беларуси появилось в 2012 г. Здесь у компании около десятка партнеров, в основном это федеральные сети и операторы связи. Основу продаж составляет продукция HTC (дистрибьютор — эксклюзивный партнер HTC в этой стране). Рост оборотов в 2013 г. почти трехкратный.

Есть партнеры также в Армении и Киргизии, и компания намерена расширять свое присутствие в этих странах. Причем, по словам Николая Гукасьяна, их возможное вхождение в Таможенный союз (с 2015 г. Евразийский экономический союз) на эти планы никак не повлияет: пока не устранены бюрократические препоны, существенной пользы от этой организации не будет.

«Утилекс»: С Республикой Казахстан компания работает через местных партнеров по проектам создания модульных ЦОДов на базе своих решений в этой области. Активная деятельность началась в первой половине 2014 г., поэтому пока плодотворное сотрудничество сложилось только с одним партнером — компанией ALSI, крупнейшей на ИТ-рынке Казахстана. Поскольку цикл реализации таких проектов достаточно велик, реализованных совместно с ALSI еще нет. Но доля совместных «проектов в проработке» достигает 10–15% общего числа проектов компании. Ориентир «Утилекс» по Казахстану — 20% общего бизнеса через два года. Активному развитию бизнеса в этой стране благоприятствует и размещение основной производственной площадки «Утилекс» в Новосибирске.

Optima: Группа Optima уже имеет некоторый опыт выполнения проектов в странах Таможенного союза. К примеру, по автоматизации метрополитена Алматы, внедрения там уникального комплекса автоматики, сигнализации, связи и безопасности. Кроме того, как полагают в компании, ее решения в области ИБ (это направление Optima сейчас активно развивает) могут быть интересны, например, банковскому сектору Казахстана как наиболее развитому. Компания намерена наращивать бизнес в странах Таможенного союза.

Optimism.ru: Компания уже работала с клиентами из Казахстана и в будущем планирует расширять сотрудничество с заказчиками из Казахстана и Беларуси, а также Армении и Киргизии, возможных новых членов Таможенного союза. Компания ожидает роста востребованности своих услуг в области интернет-рекламы, особенно в таких секторах, как туризм и электронная коммерция. Наиболее перспективным на данный момент считает рынок Казахстана.

Ricoh: Развитием бизнеса на территории Казахстана компания активно занимается лишь с 2013 г., соответственно динамика продаж была практически взрывной — меньше чем за год оборот увеличился более чем в 10 раз. Несмотря на отдельные негативные факторы — например, обвал национальной валюты и фактическую заморозку отгрузок в начале года — компания рассчитывает на дальнейший рост бизнеса. Приоритетными задачами остаются наращивание доли рынка в категории офисных МФУ и в сегменте промышленной печати, развитие портфеля сервисных услуг, а также расширение и оптимизация сервисного покрытия. Кроме того, Ricoh планирует активно привлекать новых партнеров как в сегменте офисных устройств, так и в сегменте печатных устройств для дома.

R-Style Softlab: Среди клиентов компании пять крупных банков в Казахстане и три банка в Беларуси. Список заказчиков на территории СНГ расширяется. В 2014 г. компания планирует изменить статус своего филиала в Казахстане, создав отдельное юридическое лицо, а также увеличить численность его сотрудников. В R-Style Softlab рассчитывают, что в 2015 г. эта дочерняя компания уже будет полноценно функционировать, а ее штат составит примерно 20–30 человек. Сейчас рассматриваются также варианты организации бизнеса в Беларуси — создание филиала или покупка компании. Планируется, что в первом случае в филиале будут работать 10–15 сотрудников, а во втором первоначальная численность компании составит порядка 50 человек.

Перспективные рынки

По объему ИТ-рынки наших партнеров по Таможенному союзу в десятки раз меньше российского, тем не менее наши респонденты уверены: они перспективны. Хотя и не в равной степени в отдельных странах и в разных сегментах.

Оценивая эти перспективы, надо также иметь в виду, что экономики Казахстана и Белоруссии сильно зависят от состояния экономики России. Когда ей «нездоровится» и страдает в том числе ИТ-рынок, осложнения обычно возникают и у наших соседей.

«На наш взгляд, ИТ-рынки Казахстана и Белоруссии отличаются от российского большими перспективами развития. По темпам внедрения новых ИТ в различных областях, в том числе и в банковском секторе, эти страны начинают опережать Россию», — полагает Андрей Галковский. Компания R-Style Softlab, разработчик ПО для банков, вторым по значимости рынком по объемам выручки считает Казахстан, и эта тенденция сохраняется на протяжении последних пяти лет. Сейчас на третье-четвертое место вышла Беларусь.

Беларусь и Казахстан, безусловно, перспективные стратегические рынки для поставщиков печатной техники в целом и для Ricoh в частности, полагает Евгений Гудков. Но именно стратегическими, поскольку пока в структуре спроса в этих странах явно доминируют недорогие продукты. Однако в компании уверены: вложенные сегодня инвестиции в развитие этих рынков позволят со временем развить более высокодоходные направления — профессиональной печатной техники и услуг по управлению документооборотом.

Если говорить о дистрибьюторском бизнесе, то позиции российских компаний в Беларуси и Казахстане сильны уже сейчас. В этом сегменте на первом плане условия и скорость поставки, широта ассортимента, и не очень важно, дистрибьютор местный или иностранный.

Гораздо сложнее системным интеграторам: проработка, внедрение и последующее сопровождение проекта — длительный процесс, требующий тесного «очного» взаимодействия с заказчиком, понимания его особенностей, потребностей и вкусов. И здесь местные игроки обладают рядом очевидных преимуществ — хорошее знание своего рынка, налаженные связи со многими заказчиками, контакты в госсекторе и др.

Наибольшие возможности для российских ИТ-компаний открываются в Казахстане — в силу размеров экономики, в целом успешного ее развития, в том числе благодаря развитому нефтегазовому сектору, благоприятных условий ведения бизнеса. В ближайшее время развитие ИТ-рынка* будут стимулировать такие факторы, как реализация программы

«Информационный Казахстан 2020», развитие столицы, подготовка к Всемирной выставке EXPO 2017 в Астане и др., негативные факторы — сложности в экономике и прошедшая в начале года 20%-ная девальвация тенге.

На белорусском ИТ-рынке перспективы менее масштабны. И не только в силу его значительно меньшего, чем в Казахстане, объема. После резкой девальвации белорусского рубля (на 189% в 2011 г.) покупательная способность продолжает снижаться. Экономика страны сильно зарегулирована. В частности, в последнее время вводятся все более жесткие ограничения на использование импортных товаров. В мае этого года создан институт уполномоченных импортеров для защиты отечественного производителя. Пока эта схема применяется ограниченно, в основном в отношении того оборудования, которое Беларусь производит сама, но в принципе, считают эксперты, позволяет закрыть импорт любой ИТ-продукции.

Возникают и дополнительные сложности, связанные с сертификацией товаров. Соответствующие белорусские органы не принимают сертификаты Таможенного союза, полученные в России, а признают только собственные, выпущенные в Беларуси сертификаты для Таможенного союза.

Например, компания «Марвел-Дистрибуция», рассказывает Николай Гукасьян, ввозит в Беларусь смартфоны, которые уже прошли все необходимые процедуры в России, получили сертификаты Таможенного союза, но вынуждена дополнительно сертифицировать аппараты на территории этой республики.

По словам Михаила Прибочия, из-за требования сертификации на местном уровне решений по ИБ ряд вендоров, партнеров дистрибьютора, временно выпадают из продаж на белорусском рынке.

* Подробнее см. «Казахстанский ИТ-рынок «с высоты птичьего полета».


Версия для печати (без изображений)