Политика импортозамещения открывает перед отечественными компаниями колоссальные возможности. Но легкими и быстрыми эти возможности не назовешь. Разработка и внедрение конкурентоспособных программных продуктов требует больших затрат, как финансовых, так и производственных. О некоторых проблемах, связанных с переходом на отечественные решения рассказал в интервью CRN/RE Евгений Куртуков, руководитель отдела поддержки и развития продаж компании Axoft.

CRN/RE: Отношение к санкциям в нашей стране неоднозначно. Как Вы полагаете, международные санкции для российcкого ИТ-рынка — это добро или зло?

Евгений Куртуков: Думаю, рассуждать категориями добра и зла нет никакого смысла. Эта та реальность, в которой нам нужно научиться работать. Без международных санкций не было бы поддержки отечественного производителя. А такая практика есть во многих развитых странах: США, Франции, Германии и других. И это нужно делать: так у российского разработчика появляется стимул развиваться и создавать конкурентный продукт.  

CRN/RE: Политика импортозамещения в сфере ИТ идет довольно медленно. С чем это связано?

Е.К.: С момента подписания первых постановлений об импортозамещении прошло более двух лет. Много это или мало — вопрос спорный. Перевод всех государственных учреждений на отечественное ПО в таком большом государстве, как наше — задача довольно масштабная. Для ее реализации хотя бы процентов на 50% потребуется минимум лет 15-20.

CRN/RE: Все будет зависеть от воли государства...

Е.К.: Очевидно, что кроме воли, здесь нужны еще и понимание, и опыт. На мой взгляд, как раз это и затягивает сроки реализации всего задуманного. Скорее всего, государство не хочет делать поспешных шагов, все решения тщательно анализируются и просчитываются. Ведь надо четко представлять, в каком состоянии сегодня находится наша инфраструктура, есть ли реальные возможности заместить те или иные программные продукты, имеются ли необходимые бюджеты? По крайней мере, мне видится это именно так.

CRN/RE: Могут ли российские ИТ-решения конкурировать с зарубежными аналогами?

Е.К.: Отдельные продукты могут. Но не следует забывать, что мировой ИТ-рынок — это глобальный рынок, у которого размыты границы, поэтому ждать, что отдельно взятый национальный ИТ-рынок даже самого развитого государства сможет в полной мере конкурировать с мировым, было бы глупо. Хотя, с точки зрения обеспечения государственного суверенитета, стремиться к этому нужно.

CRN/RE: Что же сегодня следует делать потребителю? Для конкретной компании или госструктуры два года — это довольно продолжительный срок. Следить за актуализацией ИТ-инфраструктуры нужно постоянно, обновлять, закупать, обучать сотрудников.

Е.К.: Да, инвестиции большие. И действительно, очень часто встаёт вопрос, какие ИТ-решения внедрять? То, что реально работает, но произведено за рубежом, или все-таки российское, но с меньшим функционалом?

CRN/RE: А есть только две эти альтернативы?

Е.К.: Есть и другие альтернативы. Есть сегменты, где мы всегда были достаточно сильны. В первую очередь это касается российских систем информационной безопасности, электронного документооборота, банковского ПО. Все эти решения занимали лидирующие позиции еще до начала политики импортозамещения и уж, тем более, неплохо себя чувствуют и сейчас. В последние годы мы, опять же, видим активность и в сфере операционных систем.

CRN/RE: Возвращаясь к конкретным ИТ-потребителям. Законы и постановления приняты. Что делать заказчику? Попробуйте вкратце рассказать о конкретных шагах.

Е.К.: Во-первых, провести анализ своей инфраструктуры. И, во-вторых, что самое сложное, попытаться понять, какое иностранное ПО необходимо и возможно заменить уже сейчас, либо в ближайшей перспективе.

CRN/RE: Если с первым этапом все более-менее понятно, то второй...? Расскажите чуть подробнее про него.

Е.К.: Здесь стоит начать с очень четкой и подробной формализации технических требований, понять, какие задачи необходимо решить. На этапе выбора решения важно оценить репутацию разработчика, проанализировать необходимый объем и качество оказания технической поддержки, ознакомиться с примерами успешных внедрений. Если какого-то функционала в текущей версии продукта нет, можно запросить у вендора план развития данного софта, возможно, нужный функционал появится в ближайшем релизе.

Всегда полезно давать производителю свои замечания по итогам пилотного тестирования. Вендор может пойти навстречу и учесть потребности заказчика. Кстати, скорость дополнительных доработок, если они необходимы конкретным клиентам, у наших разработчиков будет гораздо выше, чем у иностранных.

CRN/RE: Есть ли примеры успешной замены импортных решений отечественными?

Е.К.: Этот процесс идет. Число замен пока невелико, но с каждой неделей их становится все больше и больше. Приведу лишь несколько примеров. В мае 2017 г. завершен пилотный проект по переходу ФОИВов (федеральные органы исполнительной власти) на отечественное офисное ПО. Многие РОИВы (региональные органы исполнительной власти) также реализуют свои пилотные проекты в течение последнего года.

По данным издания «Практика», в госкомпании «Транснефть» используют ПО «Лаборатории Касперского», системы «1С» и «Прогноз». В «Ростехе» — от «Лаборатории Касперского», «Кода безопасности», «Аскон», «1С». В РЖД более 80% всего используемого ПО — российского производства. Компания «Алроса» использует отечественное ПО в сферах электронного документооборота, геологии, прикладного ПО.

CRN/RE: Это все примеры крупных организаций, в штате у которых большая команда опытных ИТ-специалистов. А как быть небольшим компаниям? Как им выбрать нужный продукт?

Е.К.: Здесь два пути. Либо изучать рынок самостоятельно, либо обратиться к своему поставщику за консультацией — все-таки он сталкивается с этими вопросами ежедневно.

CRN/RE: Из каких источников брать информацию, если изучать рынок самостоятельно?

Е.К.: Чтобы понять, что сегодня происходит на рынке ПО, можно воспользоваться информацией из реестра Минкомсвязи, профильных изданий, блогов. К нам тоже очень часто обращаются с вопросом «Что чем заменить?» Для того, чтобы быстро и точно отвечать на этот вопрос, мы разработали специальный online-сервис axoft.ru/i-zam/, где любой в автоматическом режиме сможет подобрать себе российский аналог зарубежного ПО. В настоящее время наша система предлагает более ста тридцати российских ИТ-производителей из Реестра отечественного ПО. И список этот будет пополняться.

CRN/RE: Что изменится, если санкции к России отменят, и куда это приведет?

Е.К.: Затрудняюсь ответить. Но думаю, что в случае отмены санкций подсознательно мы все равно будем мыслить: «А вдруг опять...».

Статья на правах рекламы

Версия для печати (без изображений)   Все предложения