HP Inc.

Алексей Воронков, вице-президент, генеральный директор региона Восточная Европа, НР Inc., рассказывает о новом курсе компании на промышленную 3D-печать, самом безопасном принтере в мире, а также неизменности канальной политики НР Inc. в России, благодаря которой компания в прошлом году снова получила целое созвездие почётных званий «Чемпион ИТ-канала» от аудитории CRN/RE.

CRN/RE: Какое место занимает российский рынок в глобальном бизнесе НР Inc.?

Алексей Воронков: Три года назад был сформирован большой регион CEMA, который включает в себя Восточную, Центральную и Южную Европу, Ближний Восток и Африку – всего более 100 стран. Это самый весомый кластер в ЕМЕА. Изначально на этапе формирования СЕМА в структуре НР Inc. насчитывалось 5 кластеров: Африка, Ближний Восток, Центральная Европа, ESE — Восточная и Южная Европа. Россия занимала место пятого, отдельного региона, состоявшего только из одной страны.

Однако, как показал опыт, структуры управления бизнесом в кластере стран и в отдельной стране принципиально различны. Глобальное руководство, стремясь к повышению эффективности управления, перегруппировало страны ESE: часть из них перешла в кластер Центральной Европы, часть – объединилась с Россией, образовав новый кластер Восточная Европа. С ноября прошлого года я возглавил вновь созданный кластер внутри СЕМА — «Восточная Европа». По территориальному признаку к нему относятся 14 стран европейского субконтинента, начиная с Румынии и Болгарии, и далее на восток, включая страны кавказского региона и Центральной Азии.

В первом квартале 2019 г. кластер Восточная Европа оказался самым быстрорастущим: потенциал для роста у его стран-участниц превышает Центральную Европу с её устойчивым, но менее динамичным бизнесом. На данный момент наша основная задача – стать драйвером роста для всего крупного региона СЕМА.

CRN/RE: Какие наиболее выдающиеся достижения компании в 2018 г. вы бы отметили, какие поставленные на 2019-й цели можете анонсировать?

А. В.: На сегодняшний день НР занимает лидирующие позиции практически на всех рынках, на которых играет. В России мы — лидеры в наших основных сегментах бизнеса: ПК и офисная печать*. 2018 год стал для нас очень успешным. Рост компании значительно превосходил рост рынка во всех категориях. Залогом успеха стали грамотная работа с каналом, оптимальный ассортимент продукции, здоровый уровень складских запасов, а также наши инициативы – фокус на устройства печати А3, устройства с непрерывной подачей чернил (СНПЧ), гейминг и другие.

Коммерческий сегмент является одним из основных для компании HP. По итогам прошлого года, согласно данным IDC, треть рынка принадлежит HP, что почти вдвое больше, чем у следующего по объемам бизнеса конкурента. Основной целью на прошлый год, которую нам удалось достичь Восточной Европе, было подтверждение и закрепление успеха во всех важнейших направлениях бизнеса компании.

Компания также уверено чувствует себя в сегменте принтеров: здесь важно принимать в расчёт поставки печатающих устройств под маркой Samsung, сделку по приобретению принтингового бизнеса корейской компании мы завершили в 2017 году. Вскоре подойдёт к концу двухлетний период, когда на устройствах указывался производитель Samsung, затем мы полностью перейдем на единый бренд — НР.

Самый, пожалуй, важный результат минувшего года: достижение роста в ключевых сегментах рынка, которые стратегически важны для компании. Например, в сегменте ПК это наиболее высокомаржинальные персональные системы: рабочие станции и геймерские компьютеры. Так, по рабочим станциям наша продукция занимает не менее половины российского рынка.

В сегменте гейминга доля бизнеса за последний год возросла более чем втрое. При этом вышли мы на этот высококонкурентный рынок не так давно. Выпуск устройств линеек OMEN и OMEN X наглядно продемонстрировал, что у компании есть все ресурсы для создания качественных игровых машин, которые востребованы геймерами.

В сегменте офисной печати наиболее значимая тенденция — изменение структуры рынка: однозначно растёт доля устройств с системой непрерывной подачи чернил (СНПЧ) в офисе. Мы готовы к вызову и неплохо играем на этом рынке. Несмотря на то, что HP не является лидером в данном сегменте, компания уверенно движется к вершине, улучшая свои позиции из квартала в квартал.

На днях мы анонсировали первый в мире лазерный принтер без картриджа – HP Neverstop Laser. Это абсолютное новое решение в области устройств печати, и мы делаем на этот продукт особую ставку.

Еще одно направление рынка печати: сегмент устройств формата А3. Как я уже говорил ранее, мы приобрели принтинговый бизнес Samsung два года назад. В том числе — и устройства формата А3, и соответствующие технологии вместе с защищающими их патентами. Мы намерены активно развиваться и в этом направлении, ведь уже каждое пятое подобное проданное устройство – это НР.

Если говорить об ожидаемых итогах 2019-го, — посмотрим. На данный момент трудно сказать, как будет выглядеть рынок: есть большое количество факторов, вносящих неопределенность. Со своей стороны, предполагаю, что по итогам этого года рынок в целом будет вести себя ровнее, и мы уже не увидим таких завораживающих темпов роста как в 2018-м. Мы наблюдали небольшой спад в начале года, но рассчитываем на восстановление во втором полугодии.

CRN/RE: Какие мегатренды, влияющие на глобальный ИТ-рынок в зоне интересов НР Inc., вы можете выделить? Как следование этим трендам отражается на бизнесе компании?

А. В.: Очень большая, ёмкая, интересная тема. Мы хотим и стремимся быть впереди и соответствовать большим трендам, которые прослеживаются в мире на данный момент. Мы выделяем из них несколько наиболее ярких, стратегически важных, в максимальной степени меняющих привычные бизнес-практики.

Первый мегатренд — ускоренная урбанизация. Концентрация населения в супермегаполисах растет. В условиях таких городов меняются абсолютно все факторы: потребительское поведение, структура занятости, рынок труда, способы организации и ведения бизнеса, культурный код, даже восприятие границ личной жизни и работы.

Самое важное следствие этих перемен для компании — возникновение концепта «офиса будущего»: неформального, мобильного, повсеместно доступного, распределённого. Сотрудник больше не привязан к офисному рабочему столу: ноутбук повсюду с ним, он работает с максимальной эффективностью там, где ему удобно или там, где это необходимо: в дороге, номере отеля во время командировки, кресле самолёта, из дома. При этом само офисное помещение всё равно остаётся статичным — но вместе с тем меняется, превращаясь в открытую, комфортную среду open space, где всегда есть возможность с удобством работать, отдохнуть, переговорить, перекусить и выпить кофе.

Еще один существенный мегатренд — изменения в демографии. Увеличивается разрыв между поколениями. По статистике, к 2030 г. половина населения планеты окажется старше 65 лет, что заставляет уже сейчас задумываться над проблемами обеспечения трудоспособности и повышения эффективности труда. Развитие технологий и, в частности, здравоохранения должно способствовать решению порождаемых этим мегатрендом нюансов.

Также среди мегатрендов мы выделяем гиперглобализацию. Все сферы, от технологий и людей до больших корпораций и государственных структур сводятся в единое информационное пространство. Один из самых наглядных примеров — социальные сети, трансграничные по своей сути. Экосистема становится единой, при таких условиях важно обращать внимание на кибербезопасность. Одно дело, когда компьютер домашний, и совсем другое — когда высокомобильный сотрудник использует свой ПК для всего: от частной переписки, развлечений и игр до подключения к корпоративному домену и работы над серьёзными проектами. Риски, связанные с кибербезопасностью, неизбежно возрастают в эпоху гиперглобализации, и этому необходимо уделять внимание.

Нельзя не сказать про такой мегатренд, как ускорение инноваций. В части компьютерной техники это выражается в том, что наши смартфоны сегодня в миллион раз мощнее, чем компьютер, который был установлен на достигшем Луны космическом корабле Apollo. Это значит, что вычислительные средства, которые выйдут на рынок через десятилетие, также окажутся в миллиард раз производительнее существующих сегодня устройств. А это, в свою очередь, неизбежно породит новые бизнес-модели, подходы, инструменты и т. д.

Наверное, стоит упомянуть в числе мегатрендов четвёртую промышленную революцию, которая точно так же изменит — уже меняет! — подход ко многим вещам. В НР Inc. уже есть подразделение, которое занимается 3D-печатью и виртуальной реальностью (VR): это целый концепт blended reality – смесь виртуальной и физической реальностей, в пределах которой сущности органично перетекают между реальным и цифровым мирами. Так, реально существующее изделие можно отсканировать, перевести в цифровой вид, а затем воссоздать с использованием аддитивных технологий в иное время и в ином месте — там, когда и где в нём возникнет потребность.

Мы уже близки к тому, чтобы запустить проект 3D-печати в России — в перспективе нескольких кварталов. Цель этого проекта — сделать реальный вклад в индустриальную революцию, которую знаменуют промышленные аддитивные технологии. НР со своим уникальным подходом к 3D-печати — один из самых серьёзных игроков на этом рынке. Мы не участвовали в первичном тренде, когда каждый день на рынке появлялся новый, неотличимый от прочих, 3D-принтер под пластиковую нить, — и взялись сразу за промышленное оборудование.

CRN/RE: Какие инновации в области печатающих устройств и сервисов (MPS) предлагает рынку НР Inc.? Как меняется модельный ряд её принтеров и МФУ?

А. В.: Сейчас мы делаем большую ставку на сервисы и развитие MPS, услуги, которая безусловно станет одной из стратегических целей НР на ближайшие годы. В России этот сегмент активно растёт, что также открывает перед нами массу возможностей. Сегодня в России мы используем две схемы: прямой MPS — когда компания НР является держателем контракта на сроки от нескольких месяцев до пяти лет, — и партнёрский MPS, который мы активно развиваем в настоящий момент. У нас обширный список заказчиков, который включает такие солидные организации, как МТС, «Калева», «Кредит Европа Банк» и многие другие.

Ещё одним важным моментом, которому НР уделяет особенно много внимания: информационная безопасность. Если задуматься, что такое, в сущности, сегодняшний принтер? Это компьютер, сопряжённый с печатным трактом. В процессе работы в его память попадает масса ценной деловой информации. Также через принтер может быть получен доступ к ресурсам локальной сети извне. Поэтому НР разработала то, что мы называем самым безопасным принтером в мире. У нас есть огромное количество патентованных технологий, которые позволяют непрестанно верифицировать содержимое BIOS, сразу перепрошивать его, если контрольная сумма не сходится, и т. п.

CRN/RE: Как, по-вашему, будет развиваться в ближней перспективе рынок ПК — и потребительский, и корпоративный? Какова в этом развитии роль концепции DaaS — устройство как услуга?

А. В.: Это очень непростая тема. Какие продукты можно предложить рынку, на котором набирает силу концепт «офиса будущего»? Давайте посмотрим: последние рабочие ноутбуки HP EliteBook G3 выглядят как потребительские устройства: тонкие, лёгкие, с броским дизайном. По характеристикам это – коммерческие ноутбуки со всеми уровнями защиты и с полным набором портов, необходимых для работы. Думаю, что в дальнейшем различия между деловыми и потребительскими решениями станут всё менее заметными; продукты будут унифицироваться, — консьюмеризация ИТ действительно налицо. При этом я убеждён, что «более потребительским» — привлекательным, лёгким, изящным, — ИТ-продукт будет становиться по внешним характеристикам, в то время как функциональность, аппаратная и программная начинки и информационная безопасность будут всё более «профессиональными».

Что касается DaaS (Device as a Service), то это одно из ключевых направлений для НР, пока что этого рынка попросту не существует. Мы, по сути, — первые, кто его создаёт, на данном этапе постепенно наращивая ассортимент предлагаемых заказчику услуг кастомизации ПО и «железа», а также расширенных сервисов. Но со временем, безусловно, на рынке утвердится DaaS в самом широком смысле: компании станут брать оборудование в аренду, а сопровождать его централизованно будет поставщик услуги.

Провайдер DaaS через инструменты мониторинга вовремя или даже проактивно определит, что определенный ПК нуждается в апгрейде или расширении конфигурации, — и в рамках контракта специалисты придут в удобное время и сделают все необходимое. НР уже реализовала несколько подобных проектов, и сейчас анализирует полученный опыт, нарабатывает методики и инструментарий. В определенный момент спрос на DaaS, думаю, просто «выстрелит», — мы же будем к этому готовы.

CRN/RE: Изменится ли канальная политика НР Inc. в текущем году по сравнению с прошлым? Как вы развиваете свой канал, каковы его особенности в России?

А. В.: В России более 95% бизнеса НР идёт через канал — кроме крупнейших глобальных заказчиков, здесь речь идет не о тендерах: это именно большие корпоративные заказчики, с которыми мы традиционно связаны обязательствами поставок по всему миру.

Наша политика в канале очень чёткая; она доказала свою эффективность и, думаю, в обозримом будущем не будет меняться.

Почему мы заняли первые места в рейтинге CRN/RE «Чемпионы ИТ-канала» во всех номинациях, где были представлены? Я считаю, что это удалось нам как раз потому, что партнёры видят, как мы заботимся о канале, насколько эффективные программы предлагаем. Мы ни в коем случае не намерены изменять то, что настолько хорошо работает. Модифицироваться могут лишь некие тактические моменты, касающиеся той или иной продуктовой категории.

Какой-то определенной специфики у российского канала НР, пожалуй, нет: здесь мы, как и повсюду в мире, нацелены на открытые, взаимовыгодные, прозрачные отношения. И это всегда находит у партнёров отклик. Пользуясь возможностью, я хочу еще раз поблагодарить наших партнеров за развитие бизнеса, веру в нашу компанию и высокую оценку нашей работы!

* По данным аналитических компаний.

Спецпроект

Версия для печати (без изображений)   Все предложения