Спрос на системы хранения данных неуклонно растёт. По данным IDC, в Россию только за первый квартал текущего года было поставлено на 37,9% СХД больше, чем за тот же период 2019-го (в денежном выражении). И хотя основной объём продаж продолжают генерировать хранилища среднего ценового диапазона, доля дорогих и быстрых СХД на базе флэш-памяти показала существенный прирост — на 60,2% год к году. О том, какой видится ситуация на рынке СХД в России с позиции вендора, о новых аппаратных решениях и сервисных платформах, об особенностях взаимодействия с каналом CRN/RE рассказали Алексей Никифоров, руководитель департамента технологических решений Hitachi Vantara в России и странах СНГ, и Александр Кочетков, руководитель отдела по работе с партнёрами Hitachi Vantara.

CRN/RE: Как вы оцениваете состояние рынка СХД в мире и в России? Какое место занимает на нём продукция Hitachi Vantara?


Алексей Никифоров, руководитель департамента технологических решений Hitachi Vantara в России и странах СНГ

Алексей Никифоров: По всему миру рынок СХД растёт достаточно большими темпами. Растёт и та ниша, в которой мы представлены, — в основном, это блочные СХД. Причём положительная динамика наблюдалась даже в те кварталы, когда особенно сильно проявились последствия пандемии. В России для нас как для зарубежного вендора есть, правда, определённые особенности: курс на импортозамещение нас немного зацепил. Именно что немного: так уж исторически сложилось, что наши главные заказчики в России — это банки, телеком, финансовые организации; крупных госучреждений и тем более федеральных органов власти среди них практически нет. Так что от импортозамещения мы пострадали в меньшей степени, чем многие другие коллеги по рынку СХД.

Какое в точности место мы занимаем на рынке? Это как мерить. По количеству выйдет не слишком много: наше оборудование в основном крупное, рассчитанное на корпоративный сегмент. Если же считать в деньгах, то это десятки процентов определённо.

CRN/RE: Какие требования предъявляет современный заказчик к СХД корпоративного и среднего уровня? Что выделяет СХД Hitachi из общего ряда — в плане аппаратных технологий, программного обеспечения, сервисной поддержки?

А. Н.: Hitachi — традиционный вендор классических СХД с 1989 года. Что нас всегда отличало, что всегда было востребовано заказчиками, — это надёжность. Все серьёзные заказчики систем хранения ставят во главу угла именно эту характеристику, и здесь на нас работает репутация, которая складывалась годами. Выходить из строя могут любые компоненты в системе любого вендора.

Второе — это производительность. Сегодня всем нужна обработка больших данных, что требует высоких вычислительных мощностей. Ещё имеет значение качество поддержки, профессионализм и оперативность инженеров, которые СХД обслуживают. Можно указывать и другие критерии, но в целом для серьёзного заказчика главное — получить максимальное соответствие ожиданиям с точки зрения надёжности, производительности и каких-то дополнительных функций, которые ему нужны, за адекватную цену.

CRN/RE: Расскажите подробнее о Hitachi Virtual Storage Platform GXX0. В чём её преимущества по сравнению с другими решениями среднего класса? В частности, насколько эффективна в условиях реальной эксплуатации, по отзывам заказчиков, оптимизация производительности системы с применением искусственного интеллекта (ИИ)?

А. Н.: Это целое семейство массивов, главная особенность которого — наше фирменное ноу-хау, воплощённое главным образом в программном обеспечении. Дело в том, что Hitachi Vantara развивает направление СХД десятки лет. И код, который используется внутри дискового массива на всех уровнях, начиная с прошивки микроконтроллеров, тоже написан в основном не вчера. И это, наверное, принципиальное отличие нашего оборудования от систем, которые появляются, скажем так, ниоткуда: за нами стоит долгая история. А у них нет истории длительной обратной связи с заказчиками; нет каких-то отработанных, отточенных, глубоко отлаженных решений, — и потому в их СХД возникают какие-то детские болезни. Скажем, система может банально перезагружаться вследствие неудачной реализации сборки мусора и несвоевременного высвобождения оперативной памяти. Чем глубже проработан программный код, тем стабильнее система — а надёжность, как я уже говорил, и есть главный критерий выбора СХД.

Что до ИИ, то этот термин сегодня применяют чрезвычайно широко — едва ли не к любой машинной логике, реализуемой на программном уровне. В нашем случае речь идёт об алгоритмах, которые работают в СХД и позволяют предсказывать, как оптимальнее заполнять и высвобождать кэш-память, какой блок в логическом томе будет читаться следующим, как работать с настройками производительности и т. п. Например, крайне важно применять проактивную прогностику отказов: те же магнитные диски выходят из строя не одномоментно, а по мере накопления ошибок, чему соответствует определённая статистика. Наши внутренние алгоритмы как раз и позволяют с большой вероятностью предсказать, когда тот или иной компонент выйдет из строя, сделать какие-то оптимизации заранее, чтобы система быстрее работала. Можно называть всё это ИИ — термин-то модный, — но фактически по такой схеме СХД Hitachi Vantara работают уже годами.

Понятно, что алгоритмы регулярно совершенствуются, внедряется дополнительная функциональность, особенно при переходе на новые аппаратные платформы, — но глубоко проработанная база продолжает оставаться актуальной. Так, с внедрением флэш-накопителей поведение дисковых массивов не сильно поменялось. Вендоры, делающие ставку на all-flash, конечно же, настаивают на том, что магнитные диски скоро умрут. Я же обычно сравниваю это с теми заявлениями, что пару десятков лет назад делали относительно магнитных лент: что-то по факту они всё не умирают; более того, планы развития там — на десятилетия вперёд. Тут главный вопрос — под какую задачу и для чего мы используем СХД. Понятно, что сегмент высоконагруженных приложений объективно сместился в сторону флэш-памяти. Но использовать её под архивное хранение, например, или под задачи видеонаблюдения — неоправданно дорого. Ещё раз подчеркну: мы видим рост во всех сегментах рынка систем хранения, в ближайшей перспективе вряд ли станем свидетелями полного исчезновения спроса на гибридные и чисто дисковые СХД. Да и на ленты, кстати говоря, тоже.

CRN/RE: Каковы отличительные особенности Hitachi Virtual Storage Platform 5000? Клиентов из каких отраслей привлекает эта СХД?

А. Н.: В это семейство входят и гибридные, и all-flash СХД. Одна из его уникальных особенностей, на мой взгляд, — готовность бесшовно для пользователя и приложений сочетать различные типы накопителей. Это уникальное предложение на рынке: можно по мере необходимости устанавливать NVMe, SAS/SSD, nearline SAS — и всё это использовать в рамках единой системы. В Virtual Storage Platform 5000 может быть до 12 контроллеров, разбитых на 6 пар, и каждая пара способна работать с разными типами носителей. Помимо того, систему отличают мультипротокольность, поддержка мэйнфреймов — ну и, по сути, органичное сочетание всей той функциональности, которую заказчик в принципе ожидает увидеть в СХД корпоративного класса. Это полноценная High-End система с уровнем надёжности, допускающим выход из строя трёх контроллеров из четырёх, чему аналогов на текущий момент на рынке нет. На презентациях мы изрядно поражаем заказчиков, выдёргивая из работающей системы прямо на их глазах один за другим три контроллера, — и она при этом продолжает работать.

CRN/RE: Поясните, каким образом реализуется на платформе Hitachi Virtual Storage Platform E990 облачная модель потребления, и за счёт чего снижаются затраты на хранение данных при её эксплуатации?

А. Н.: Облачная модель — это парадигма, которой мы привержены достаточно долго. Это и финансовая модель, и модель потребления услуг. Она пришла, полагаю, от сервис-провайдеров, которые приобретают СХД не для собственных нужд, а для продажи конечным клиентам неких реализуемых её посредством услуг. У такого сервис-провайдера спрос довольно эластичен: он может сегодня заполучить клиента, который запросит много петабайт для хранения своих данных, а завтра этот клиент уйдёт в другое облако — и у провайдера, нашего заказчика, насущная потребность в этих петабайтах пропадёт. Потому важно уметь гибко перераспределять ресурсы — и, по возможности, не платить за не используемые в настоящий момент мощности.

Вот, собственно, с таким посылом и была разработана гибкая («облачная») модель потребления. Де-факто по такой модели мы принимаем на себя финансовые риски заказчика, а тот платит лишь за реально используемый объём. Здесь первостепенное значение имеет даже не экономия в момент покупки системы, а возможность оперативно отказаться от каких-то объёмов или, напротив, нарастить доступное пространство хранения, не тратя время на срочную доустановку и ввод в эксплуатацию дополнительных «железных» мощностей.

Интересно, что мы сперва планировали предлагать для использования по облачной модели какие-то стандартные пакеты, своего рода фиксированные тарифные планы. Но быстро выяснилось, что каждый заказчик подобной услуги уникален; каждому требуется облачная модель потребления строго по индивидуальной мерке. Обычно мы рассчитываем вместе с заказчиком плановую ёмкость СХД на период действия услуги, затем делаем некоторый припуск на случай непредвиденного роста потребностей, который тоже обговаривается в ТЗ. Чем точнее прогноз и чем меньше припуск, тем выгоднее для заказчика покупка, поскольку для нас риски оказываются минимальны: фабрика по плану изготавливает дополнительные модули, мы их спокойно привозим, устанавливаем, — никакой спешки.

Другое дело, если заказчик хочет держать резерв на, скажем, 300% ёмкости, которая должна быть доступна на следующий день, — тут ему придётся заплатить больше. Безусловно, мы в любой момент можем деинсталлировать до половины изначальной ёмкости, если вдруг выяснится, что бизнес заказчика растёт не теми темпами, какие он планировал на момент заключения контракта, — и деньги ему вернутся. Но, повторюсь, это всё индивидуально, и по каждому «облачному» контракту требуется довольно большой объём подготовительной работы.

CRN/RE: Как организован канал Hitachi Vantara в России, каким образом компания развивает его, как оказывает сервисные услуги?

А. Н.: В России Hitachi Vantara изначально действовала через партнёрскую сеть, и лишь в начале 2000-х появилось официальное представительство. У нас классическая для западного ИТ-вендора канальная структура. В России мы по большей части продаём оборудование через партнёров: из прямых контрактов у нас — только поддержка, а прямых поставок фактически нет. Даже большие проекты с точки зрения коммерческих взаимодействий — именно партнёрские. Да, где-то влияние партнёра и степень его участия в проекте может быть более глубокой, где-то она ограничивается лишь обеспечением поставки оборудования, но партнёр в контракте присутствует всегда.

Сервис мы можем предоставлять как напрямую, так и через партнёров. Прямой мы осуществляем для крупных заказчиков, в основном для тех, кто расположен в крупнейших городах страны или неподалёку от них: это Москва, Екатеринбург, Санкт-Петербург. Партнёры же предоставляют сервис для нашего оборудования по всей стране. В наиболее отдалённых регионах сервисные вопросы решаются заранее подготовленными ЗИПами; дежурными инженерами, которые могут прибыть на место через оговоренное время. Но чаще всего заказчики получают гарантированное обслуживание в режиме 24/7.

CRN/RE: Почему Hitachi Vantara выбрала OCS Distribution, формируя свой канал продаж в России? Каким образом синергия компетенций вендора и дистрибьютора упрочивает присутствие СХД Hitachi на российском рынке? Какие стимулы для партнёров предлагаются, какая им оказывается поддержка на обширных просторах РФ?

Александр Кочетков: Hitachi Vantara уделяет особое внимание формированию и функционированию партнёрского канала продаж. И OCS со своей сильной командой продавцов, технических и сервисных специалистов и известным брендом является основой этой системы. Это позволяет активно продвигать продуктовую линейку HV и предоставлять полный спектр дистрибьюторских и логистических и финансовых услуг как партнёрам (системным интеграторам), так и непосредственным потребителям продукции HV.

CRN/RE: Какой будет стратегия Hitachi Vantara в ближайшем будущем?

А. Н.: В разные времена стратегия завоевания рынка выстраивается по-разному. Сегодня у нас прочная ориентация на системы хранения данных. Если взять стратегию времён 2018 г., то тогда мы очень сильно увлекались IoT, аналитикой и прочими модными направлениями, пытались нащупать новые точки роста. Но теперь компания сконцентрировалась на традиционных ценностях, на СХД, которые нам всегда удавалось делать хорошо. И потому именно на этом направлении до конца года у нас ожидается много новинок, обновлений, — я даже не припоминаю по прежним годам подобных темпов развития. Выйдут на рынок новые модели, появятся новые микрокоды для уже существующих. Мы серьёзно инвестируем в НИОКР, и дорожная карта развития Hitachi Vantara постоянно меняется, корректируясь в сторону сокращения интервалов между релизами. В целом я вижу позитивный тренд по традиционному для нас направлению СХД, — как во всём мире, так и в России.

Подробно с новыми продуктами от Hitachi Vantara можно ознакомиться здесь: hitachi.ocs.ru.

На правах рекламы

Версия для печати (без изображений)   Все предложения